Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

О советских людях и военной оптике. Глава VII - "Оптика" - из сборника "Оружие победы" (под ред. В.Н. Новикова, М., Изд. "Машиностроение", 1985).

3.01.2012 0:52      Просмотров: 719      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по истории СССР. Составитель: Анатолий Краснянский

 

 

 

О СОВЕТСКИХ ЛЮДЯХ
И ВОЕННОЙ ОПТИКЕ

Глава VII - "Оптика" - из сборника "Оружие победы"
(под ред. В.Н. Новикова, М., Изд. "Машиностроение", 1985)

Первое применение оптических приборов для военных целей достоверно можно увязать со временем изобретения зрительной трубы. В дальнейшем, по мере того, как войны становились более "техничными" оптические приборы становились все более незаменимыми для эффективного использования техники. Это подтвердила русско-японская воина и неопровержимо доказала империалистическая война 1914-1918 годов, когда вновь введенному оружию - танкам необходимы были оптические приборы. Дальнейшее совершенствование параметров оружия подтвердило немыслимость современного арсенала средств ведения войны без оптических приборов.

"В арсенале средств ведения современной войны важную роль играют оптика и оптические приборы. Эти средства широко распространены в разнообразных областях боевой деятельности всех родов войск. Глазами артиллерии и танков являются оптические приборы; глазами подводной лодки - перископы. Боевые самолеты оснащены точными оптическими прицелами. Оперативная и тактическая разведка с воздуха, как и контроль результатов бомбометания, осуществляется .посредством фотоаппаратов. Снайперская винтовка стала таковой, лишь когда получила оптический прицел. Сложная техника центрального управления огнем морской, береговой и зенитной артиллерии базируется на оптических визирах, прицелах и точнейших стереоскопических дальномерах. Оптика, кроме того, широко используется в Красной Армии и Военно-Морском флоте в различных вспомогательных целях".
* Устинов Д.Ф. Избранные речи и статьи. М.: Политиздат, 1979. 519 с.

Что может быть полнее и авторитетней этой оценки места и роли оптики и оптических приборов в героическом подвиге воинов Красной Армии и Военно-Морского флота в деле разгрома фашизма, сокрушении мощи германского вермахта.

Объясняется это тем, что в то время единственным источником получения оперативной информации, необходимой для ведения военных действий, было зрительное восприятие - зрение. Оно дает примерно 90% всей информации об окружающей обстановке. Все основные операции - обнаружение противника, его опознавание, определение координат, прицеливание выполняются с помощью зрительного восприятия. В то же время возможности невооруженного глаза ограничены пороговыми, предельными значениями контраста, яркости, разрешения, времени различения и т.д. Глаз наблюдателя нуждается в помощи, в вооружении. Глазу должны быть созданы условия, значительно облегчающие зрительное восприятие, эти функции с успехом выполняют оптические приборы.

Так, использование оптического наблюдательного прибора с увеличением 8х повышает дальность обнаруживания примерно в 7-8 раз, дальность опознавания в 4-5 раз, точность прицеливания в 10-15 раз.

Для получения детальной информации и ее документирования используют фотографию. Аэрофотоаппаратура, длиннофокусные наземные фотографические приборы обеспечивают получение детальной информации в любом заданном масштабе.

Оптика позволяет решать и обратную задачу - создание условий, которые мешают глазу, используя для этого маскировку и камуфляж объекта.

Номенклатура оптико-механических приборов чрезвычайно обширна. Приборы отличаются назначением, оптическими параметрами, условиями эксплуатации и т.д. Однако общим для всех приборов является использование средств и законов оптики и специального материала - оптического стекла. Во всех приборах основную функцию выполняет набор оптических деталей: линз, призм, зеркал, клиньев, - скомбинированных по законам геометрической оптики.

Параметрами оптической системы, которыми управляет конструктор, являются форма поверхностей деталей, их толщина, взаимное расположение, расстояние между деталями по оси прибора, и, главное, оптические постоянные стекол - показатель преломления, дисперсия, число Аббе. Важнейшую роль в построении оптической системы играет стекло - высокооднородный, прозрачный, бесцветный материал. Набор марок стекол, отличающихся оптическими параметрами и многими другими качествами, - обязательное условие существования и развития оптического приборостроения.

Стекло - чрезвычайно специфический материал. Это особое состояние (стеклообразное) смеси химических веществ особой чистоты, расплавленной, тщательно перемешанной и остуженной по определенному временному закону. Технология его изготовления столь сложна, что разработка и производство его возможно лишь в индустриально развитой стране.

Война 1914 года заставила серьезно задуматься над катастрофическим положением со снабжением русской армии и флота оптическими приборами. Их некому и не из чего было создавать. Нигде не умели производить оптическое стекло, рассчитывать и конструировать военные приборы, кроме оптических мастерских Обуховского завода. Имелись и реквизированные в 1914 году мастерские Цейсса-Герца, в которых собирались по чужим чертежам и из импортных деталей бинокли, панорамы Герца, стереотрубы.

В этих мастерских работало не более тысячи рабочих. Ищется выход из создавшегося положения, покупается секрет производства оптического стекла в Англии у фирмы "Ченс", начинаются попытки варки оптического стекла на императорском Фарфоровом заводе в Петрограде, закладывается завод оптического стекла в Изюме. Расширяются оптические мастерские Обухов ского завода. Российское акционерное общество (частное предприятие) начинает строительство оптико-механического предприятия в Петрограде на Чугунной улице.

Уже в первые годы советской власти государство находит время и силы заниматься перспективными вопросами развития науки и техники. В 1918 году был создан ряд научных институтов, в том числе Государственный оптический институт (ГОИ). Институт по основному замыслу должен был стать предприятием нового для того времени типа, тесно сочетающим фундаментальные, поисковые научные исследования с конкретными прикладными работами по оптико-механическому производству, по производству оптического стекла *.

* Здесь наш дом: История Ленинградского оптико-механического объединения имени В.И. Ленина. Л.: Лениздат, 1982. 205 с.; Оптико-механическая промышленность к 15-й годовщине Октября - Оптикомеханическая промышленность, 1932, №5, с. 3-6.; Оптика в Великой Отечественной войне. Оптико-механическая промышленность, 1975, № 5, с. 3-4.

В условиях интервенции, голода и разрухи первоочередной задачей вновь созданного учреждения, как и всех других ячеек будущей оптико-механической промышленности, было сохранение самостоятельности, оборудования, запасов сырья. Трудовые коллективы - рабочий класс и передовые инженерно-технические кадры блестяще справились с этой задачей, без зарубежных специалистов. Вскоре были организованы самостоятельные государственные оптико-механические заводы и заводы оптического стекла. Инициативный творческий труд народа-хозяина, скрепленный союзом с наукой, быстро дал замечательные результаты.

Особенно нагляден пример в области производства оптического стекла. Заводы оптического стекла освоили и усовершенствовали сложные методы расчета химического состава основных марок стекол, технологию варки, выработки и отжига их. Успехи были столь значительны, что в 1927 году молодое советское государство смогло прекратить импорт стекла из-за границы. Был устранен основной тормоз развития отечественной оптико-механической промышленности.

Имена академика Д.С. Рождественского - первого директора ГОИ, академиков И.В. Гребенщикова, А.А. Лебедева, И.В. Обреимова, членов-корреспондентов АН СССР B.C. Грум-Гржимайло, Н.Н. Качалова, Г.Ю. Жуковского, инженеров К.П. Мельникова, В.В. Гаврилова навечно вошли в историю оптико-механической промышленности Советского Союза.

В то же время была устранена и вторая причина, тормозящая развитие оптико-механической промышленности, - расчет и конструирование приборов. Ученые ГОИ А.И. Тудоровский (член-корреспондент Академии наук СССР), профессор Г.Г. Слюсарев , Е.Г. Яхонтов создали методику конструирования оптических систем военных приборов, перевели оптические системы военных приборов на советское оптическое стекло. Оптико-механические заводы восстаповили производство ранее освоенных приборов.

Залечив тяжелые раны, нанесенные первой мировой' войной, интервенцией и гражданской войной, восстановив в короткий срок промышленность и транспорт, страна под руководством ленинской партии приступила к реализации плана индустриализации страны. Принимаются меры для развития оптического приборостроения. Сначала в 1925 году был создан Государственный трест оптико-механической промышленности (ТОМП), объединивший оптико-механические заводы, находящиеся в подчинении различных ведомств, кроме военного ведомства. Затем в 1930 году было создано Всесоюзное объединение оптико-механической промышленности (ВООМП), объединившее заводы всех ведомств.

 

 

Уже в 1932 году объем производства на предприятиях ВООМПа по сравнению с 1926 годом вырос более чем в 10 раз. В дальнейшем, претворяя в жизнь решения партии и правительства, отрасль усиленно развивается. Строятся новые корпуса заводов, возрастает число работающих. Создаются специальное конструкторское бюро при ВООМПе, лаборатории на заводах. ГОИ, сохраняя полную самостоятельность ведущего института страны, становится головным институтом отрасли. Много времени и внимания уделяется подготовке кадров; создается сеть учебных заведений.

К 1938 году отрасль была в состоянии обеспечить требуемым количеством оптических приборов производство вооружения, а во второй пятилетке перейти к работам по модернизации и созданию ряда новых приборов.

Проводились также фундаментальные исследования оптических стекол и работы по созданию новых методов определения свойств, качества стекла, которые ускоренно внедрялись в практику повседневной деятельности заводов. К 1940 году каталог оптического стекла ЛенЗОСа включил 70 марок и не уступал каталогам зарубежных фирм, а каталог цветного стекла ИЗОСа во многом превосходил зарубежные его аналоги. Большой вклад в развитие советского оптического стекла внесли К.Г. Куманин, К.С. Евстропьев, А.И. Стожаров, В.В. Варгин, Л.И.Демкина, Д.Е. Вильнер, В.Н. Зимин, И.В. Гребенщиков, И.И. Назаров.

Была пересмотрена техническая документация наиболее распространенных приборов, таких, как бинокль, панорама, артиллерийский теодолит, внутрибазовые дальномеры артиллерии, танковые телескопические прицелы, танковые смотровые приборы, некоторые авиационные бомбардировочные прицелы и прицелы для стрельбы из неподвижного оружия, аэрофотосъемочные аппараты.

Одновременно проводились работы по внедрению новой технологии (обработка деталей на автоматах, получение рациональных заготовок посредством штамповки и литья под давлением и др.), по модернизации приборов в соответствии с результатами войсковых испытаний, созданию новых приборов для танков и самолетов.

В ГОИ под руководством академика С.И. Вавилова проводятся работы по использованию инфракрасного диапазона спектра. Создаются первые полупроводниковые приемники, дальномеры. Внедряются конкретные оптические системы фотографических объективов, перископов, микрооптики, создаются фундаментальные труды по расчету оптических систем, по теории погрешностей измерительных приборов, по методам сборки и юстировки сложных приборов. Значительный вклад в решение технических вопросов внесли А.П. Знаменский, И.А. Турыгин, Л.П. Гуляев, П.С. Конев, В.П. Линник, А.Н.Захарьевский,В.К. Прокофьев, М.М. Гуревич, Е.Н. Царевский и др.

Успешно выполнив планы первых пятилеток, отрасль показала себя способной удовлетворять все потребности страны в приборах военного назначения. К началу войны в каталоге военных оптических приборов содержались описания приборов для всех родов войск. Для стрелкового наземного вооружения предназначались прицелы ПЕ, ПУ, ПП-45, для наземного артиллерийского вооружения панорамный угломерный прибор ПГ, артиллерийские буссоли БМТ и ПАБ, для артиллерийской инструментальной разведки предусмотрен большой набор средств - бинокль Б-6, стереотрубы, дальномеры, перископы, аэрофотоаппараты, артиллерийские теодолиты; для минометов - прицелы МП-1, МП-82; для танкового вооружения телескопические и панорамные прицелы, танковая командирская панорама; для зенитной артиллерии - визиры приборов управления артиллерийским зенитным огнем, бинокулярный искатель. Авиация снабжалась оптическими и коллиматорными прицелами и прицельными устройствами для бомбометания и торпедометания.

 

 

К началу вероломного нападения фашистской Германии на нашу страну заводы и предприятия отрасли не имели действующих дублеров на Востоке. Имелся лишь один недостроенный завод в Поволжье. Выбор площадок для размещения эвакуируемых предприятий был ограничен и труден. Особенно трудно было решить этот вопрос для стекловаренных заводов. Производство оптического стекла - особое производство: температура плавления стекла свыше 1200о С, атмосфера в плавильных агрегатах строго нормирована, установки для тонкого отжига не допускают значительного изменения температуры за весь цикл отжига, длящегося десятки часов. С учетом этих требований можно было ориентироваться на стекловаренные заводы по производству бытовых стеклянных изделий.

В качестве площадок для размещения оптико-механических заводов предоставлялись помещения высших учебных заведений, школ, техникумов, советских учреждений. Соображения о неудобствах, связанных с тем, что предприятия не умещались на одной площадке, во внимание не принимались.

 * * *

Подготовка к плановой эвакуации ленинградских и московских заводов началась в начале июля 1941 года. Были разработаны и утверждены основные положения эвакуации и доведены до руководства заводов. Они сводились к следующему: перебазировка завода должна быть выполнена в минимальные сроки, выпуск продукции во время перебазирования не должен прекращаться, перебазировка завода не должна отразиться на выполнении плана 1941 года, задания Государственного Комитета Обороны должны быть выполнены в срок, без снижения поставок фронту необходимой продукции.

 

Развитие событий на фронте внесло свои корректировки. Плановая эвакуация была сорвана. Эвакуация из Ленинграда прекратилась в конце августа 1941 года, так ГОМЗ отправил только семь эшелонов. В конце октября началась срочная эвакуация из Москвы. Время на сборы, упаковку было минимальным, а работа предстояла громадная: снимали с фундаментов тысячи единиц оборудования, демонтировали паросиловое и электроэнергетическое хозяйство, бережно и аккуратно упаковывали полуфабрикаты, инструмент, приборы. "Отечество в опасности" - эта мысль заставляла каждого трудиться с полной отдачей сил, энергии и желанием так выполнять нормы, чтобы облегчить развертывание работы на новом месте в максимально короткий срок. Самые трудные условия эвакуации сложились в Изюме. Эвакуация началась, когда враг был уже на подступах к городу, и закончилась, когда уже город был оставлен советскими войсками. Весь демонтаж и отгрузка семи эшелонов были проведены в период с 23 сентября по 21 октября. Демонтаж и погрузка велись вручную; имелся один трехтонный автокран. Все грузы перемещались с завода на железную дорогу на расстояние 6 км автотранспортом. После выхода из строя главного моста через реку Северский Донец это расстояние увеличилось до 12 км. Железнодорожная погрузочная площадка ежедневно подвергалась бомбежке. Самое страшное - не было вагонов. Их приходилось собирать по карьерам, искать на близлежащих станциях. Грозило окружение, воинские части были выведены из города.

После завершения эвакуации предстояла трудная работа по развертыванию производства на новом месте. Наряду с переброской на Восток тысяч тонн материала, десятков тысяч станков, приспособлений, инструмента не менее трудной задачей была эвакуация людей. Продвижение эшелонов было затруднено, они подвергались бомбежке, обстрелу. Сохранение дисциплины, духа товарищества и взаимовыручки в значительной мере помогали руководителям эшелонов, обычно назначенным из числа членов коллектива - уважаемым энергичным товарищам. Эшелоны везли в тыл страны тысячи людей, но это не были беженцы. Это были сплоченные коллективы людей, воодушевленные одной идеей - восстановить производство, быстрее выдать продукцию фронту.

Несмотря на крайне неблагоприятные условия размещения предприятий отрасли в местах эвакуации - неприспособленные помещения, перебои с поставкой материалов, подачей электроэнергии, воды, топлива и др. - заводы, где директорами были А.К. Троянов, В.О. Сафронов, А.С. Котляр, начали выпуск продукции на новом месте менее чем через месяц.

В короткие сроки было организовано производство продукции и другими эвакуированными предприятиями отрасли.

Внимание главных конструкторов предприятий в военные годы было сосредоточено не только на отработке технической документации, необходимой в связи с расширением объемов производства, но, главным образом, на модернизации находящихся на вооружении оптических приборов и создании принципиально новых конструкций изделий.

Так, конструкторским бюро под руководством С.А. Урмаева была проведена модернизация оптического бомбардировочного прицела ОПБ-1М - создан прицел массового производства ОПБ-1р, доработка коллиматорных бомбардировочных прицелов НКПБ-З и НКПБ-4, созданы прицелы НКПБ-7 и НКПБ-8.

По сравнению с ОПБ-1М прицел ОПБ-1р повышал меткость бомбометания, автоматически определял угол прицеливания и путевую скорость, освобождал штурмана от производства расчетов в условиях полета, сокращал сроки обучения штурмана бомбометанию. Конструкция прицела проста, технологична и удобна в эксплуатации.

С помощью коллиматорных бомбардировочных прицелов ПКПБ-7 и НКПБ-8 определялась величина угла прицеливания при бомбометании с горизонтального полета, при этом штурман освобождается от сложных расчетов. Прицелы не требуют установки на отставание, воздушную и путевую скорость. Прицелы просты в эксплуатации и значительно сокращают сроки работы штурмана-бомбардира.

Приборы ОПБ-1р, НКПБ-7 и НКПБ-8 являлись прицелами массового производства, сконструированными Н.К. Мордасовым, М.С. Кабалкиным. Инженером А. Синицыным и конструктором М.П. Хориковым разработан и освоен в производстве прицел для бомбометания с пикирования ПБП-2. По предварительно заданным входным данным прицел ПБП-2 строит автоматически угол упреждения, автоматически определяет момент сбрасывания бомбы, определяет углы предварительного визирования и обеспечивает свободное неограниченное поле зрения летчику. Создан и в 1941 году поставлен на производство синхронный бомбардировочный прицел ПС-1. Прицел-автомат служил для бомбометания с горизонтального полета как по неподвижным, так и по движущимся целям. Прицел предназначался для использования бомбардировочной авиацией дальнего действия.

На заводе, где директором был А.Ф. Соловьев, освоено производство оптического прицела ОПБ-1д [8п] для бомбометания с автоматическим вводом высоты и воздушной скорости. В полете электрическая следящая система непрерывно и автоматически отрабатывает угол прицеливания, фиксируемый в поле зрения для любого сочетания входных параметров. Прицел применялся для дневного бомбометания с горизонтального полета и любого курса.

 

 

Под руководством главного конструктора С.И. Буяновера разработаны и освоены в производстве принципиально новые прицельные устройства ВМШ-1 и ВМШ-2. Идея создания ВМШ (временной механизм штурмана) была предложена конструктором Я.М. Ивандиковым и состояла в том, что в момент совмещения цели с визирной линией запускался временной механизм, который сбрасывал бомбу в заданное время с учетом высоты полета и относа бомбы. Механизм работал безотказно. Серийный выпуск ВМШ-1 и ВМШ-2 был начат в октябре 1942 года. Под руководством главного конструктора П.С. Конева был разработан и освоен в производстве прицел ПБЛ-2 для пикирующего бомбардировщика Пе-2.

На начальных стадиях ведения военных действий хвост ряда самолетов был защищен слабо. По просьбе командира эскадрильи тяжелых бомбардировщиков, известного летчика М.В. Водопьянова, коллективом завода (директор А.Ф. Соловьев) для стрелка-радиста был разработан, изготовлен и установлен специальный пулеметный прицел ОПТ-2, который обеспечил усиление защиты самолета и радиста от атакующих сзади истребителей.

Конструктором Н.В. Березиным был разработан коллиматорный прицел с большим объективом и отражателем. Прицел обеспечивал хороший обзор и удобство прицеливания. В содружестве с конструктором Д.И. Сенюшкиным, Н.В. Березин на базе прицела ОП-2 разработал прицел ОП-2Л для прицеливания при стрельбе из подвижных люковых установок. Прицел позволял стрелку наблюдать и вести огонь из закрытой кабины по целям в нижней части задней полусферы. Прицел ОП-2Л устанавливался на люковые пулеметные установки бомбардировщиков Пе-2, Ту-2, Ил-4.

Созданный конструкторами Я.М. Ивандиковым и А.Н. Синицыным коллиматорный прицел ПБП-1 для прицеливания при стрельбе из неподвижного оружия и бомбометания с пикированием в дневное и ночное время устанавливался на истребителях МиГ-З, ЛаГ-З, Ла-5, Як-1, Як-З, Як-7Б, Як-9 и пикирующих бомбардировщиках Пе-2 и Ту-2, широко применявшихся в годы Великой Отечественной войны.

Здесь приведены далеко не все оптические авиационные прицелы, разработанные и освоенные в производстве до и в период Великой Отечественной войны. Оптическая промышленность была организована таким образом, что все запросы авиации удовлетворялись своевременно и полностью в течение всего периода войны.

 

 

* * *

Великая Отечественная война обусловила всестороннее развитие артиллерии, особенно новых ее видов: зенитной, противотанковой, реактивной и самоходной. Общее количество советской артиллерии в ходе войны увеличилось в 5 раз *. Значительное развитие получили танки. Для всех видов артиллерии и танков необходимо было иметь оптические прицелы, обеспечивающие для артиллерии прицеливание орудий в горизонтальной и вертикальной плоскостях, а для танков, кроме этого, прицелы должны являться "глазами" экипажа.

* Советская военная энциклопедия. М.: Воениздат, 1976, T.I. 640 г. 1978, т. 6. 671 с.

Оптические прицелы для пушек, минометов и танков разрабатывало конструкторское бюро под руководством главного конструктора завода С.М. Николаева. До начала Великой Отечественной войны конструкторы разработали техническую документацию таких приборов как артиллерийская панорама Герца, которая является визирным и угломерным оптическим прибором наземной артиллерии и реактивных установок залпового огня, предназначенным для кругового обзора местности, наводки и отмечания орудия. Большая стереотруба (БСТ) является бинокулярным оптическим прибором с переменной пластичностью, которая может достигать больших значений. Она предназначена для наблюдения из-за укрытия, тщательного изучения поля боя, корректировки стрельбы, измерения горизонтальных и вертикальных углов на местности, топографической подготовки данных для стрельбы *.

* Оптика в военном деле / Под ред. С.И. Вавилова, М.В. Севастьяновой, 3-е изд. М-Л.: АН СССР, 1948, т. 1.. 383 с.

Указанные приборы требовались Красной Армии в больших количествах, что требовало тщательной отработки технической документации для обеспечения их изготовления на ряде заводов отрасли. Одновременно с подготовкой техдокументации для серийного производства конструкторское бюро вело большую работу по созданию новых оптических приборов.

Для нового миномета конструктор В.А. Агнцев разработал прицел МП-41, который в отличие от прицела МП-82 был более технологичен, надежен при стрельбе, успешно выдерживал перегрузки при боевом применении миномета. Прицел МП-41 в июне 1941 года выдержал испытания, принят на вооружение и в кратчайшие сроки был поставлен на серийное производство.

Ведение танкового боя без наличия оптических приборов практически невозможно. В начале войны особенно трудным сложилось положение с прицелом ПТ-1. Войсковые испытания прицела ПТ-1 показали, что пользоваться панорамной системой для наблюдения из танка очень сложно, при наблюдении местности терялась ориентировка. Потребовалась срочная разработка дополнительного простого телескопического прицела. Такой прицел был создан под шифром ТМФ и в короткие сроки был освоен в серийном производстве.

Для танков новой конструкции потребовалась разработка нового прицела. Прицел был создан конструктором В.А. Агнцевым при участии Д.П. Пахомова под шифром "ТШ-2". Прицел успешно прошел войсковые испытания и был принят на вооружение. В кратчайшие сроки было освоено его производство. Для стрельбы по танкам прямой наводкой был разработан простой прицел, основу которого составляла половина 6-кратного полевого бинокля.

 

 

По заданиям командования Красной Армии и в инициативном порядке многие приборы артиллерийского и геодезического назначения были модернизированы и разработаны вновь. Эти приборы обеспечивали повышение точности артиллерийской стрельбы и безопасность командиров артиллерийских расчетов. Так, ведущий конструктор П.В. Добычин взамен буссоли Михайловского разработав новую перископическую буссоль ПАБ-2, предназначенную для целе-указания, подготовки исходных данных для стрельбы, наблюдения и выполнения топографических работ по привязке боевого порядка артиллерии. Прибор снабжен съемным перископом, который обеспечивает работу с буссолью с укрытых позиций, что повышало безопасность командира.

Кроме упомянутых конструкторскими бюро завода (директор А.И. Песков) разрабатывались и в необходимых количествах изготавливались различные виды перископов: перископы разведчика (ТР, ТР-8, КП), перископы для бронетранспортеров РТП и др.; артиллерийские прицелы для зенитных орудий и многие виды наблюдательных приборов и оптических прицелов.

Для получения достоверных данных о расположении войск противника и отдельных, важных объектов военного назначения, а также для контроля результатов бомбометания, в войсках находит широкое применение аэрофотосъемка, осуществляемая специальными аэрофотоаппаратами с самолета. В начале войны на вооружении Красной Армии находились аэрофотоаппараты для дневной съемки АФА и ночной - НАФА с объективами, обеспечивающими фотографирование объектов с высот до 5000-6000 м. Эти аэрофотоаппараты разработаны в конструкторском бюро завода (директор А.К. Троянов), ведущие конструкторы Н.Н. Беляев, В.А. Бешенов и др. Увеличение дальнобойности зенитной артиллерии привело к необходимости повышения потолка полета самолетов. Для контроля бомбометания и аэрофотосъемки с таких самолетов потребовались новые длиннофокусные аэрофотоаппараты. Такие аэрофотоаппараты были созданы конструкторским бюро под руководством главного конструктора А.А. Мельникова и обеспечили съемку местности и контроль бомбометания с больших рысот. В аэрофотоаппаратах был применен объектив с фокусным расстоянием 1000 мм, разработанный и изготовленный ГОИ под руководством профессора Д.С.Волосова. Испытания таких аэрофотоаппаратов проводились в военных условиях с высот 8000-8500 м. Полученные при этом снимки контроля бомбометания обладали высокой четкостью изображения. Аэрофотоаппараты приняты на вооружение и было начато их серийное производство.

Для облегчения передвижения войск в условиях плохого видения (ночью) заводом, где директором был А.Ф. Соловьев, совместно с ГОИ и ВЭИ разработана и изготовлена партия ночных (инфракрасных) бинокулярных визиров для саперов-миноискателей и сигнальных ограничительных огней для танков и бронемашин, передвигающихся в условиях ночи. Эти приборы сыграли большую роль при разгроме немецких войск в Сталинградской битве.

Здесь приведены только некоторые новые разработки оптических приборов, значительно повышающие технические и боевые качества новых видов вооружения Красной Армии.

В процессе боевых действий сухопутной армии и военно-морского флота широкое применение находят приборы наблюдения, с помощью которых производят обзор местности с целью поиска противника, а также благодаря встроенной в них шкале с делениями измеряют углы между отдельными ориентирами и определяют дальность их нахождения. Наиболее распространенными в действующей армии приборами наблюдения являлись полевые 6-кратные бинокли Б-6. На заводе (директором которого был А.Ф. Соловьев) для сборки биноклей впервые был создан подвесной конвейер (он занимал мало места). Конструкция его была оригинальной, хорошо продуманной и исполненной. Конвейер был спроектирован и изготовлен под непосредственным руководством главного механика завода И.Ф. Иванова.

На заводе (директор В.А. Колычев) была также применена конвейерная сборка перископической артиллерийской буссоли ПАБ-2. Освоение и внедрение конвейерной сборки ПАБ-2 производил Л.А. Стучинский под непосредственным руководством талантливого главного инженера завода С.А. Зверева. В военные годы, особенно в послевоенный период, С.А. Зверев, будучи Министром оборонной промышленности, проводил колоссальную работу по дальнейшему становлению и развитию оптико-механической промышленности. За большие заслуги его имя присвоено одному из заводов.

В процессе производства оптических приборов труженики предприятий постоянно проявляли инициативу, направленную на ускорение разработки и выпуска оптических приборов, крайне необходимых для фронта. Например, все детали бинокля, кроме корпусов, изготавливали из латунных прутков, труб и листа. Главный технолог М.А. Минков организовал изготовление деталей методом литья под давлением из цинкового сплава, включая крышки корпуса, что значительно снизило трудоемкость их изготовления. К концу 1942 года завод довел выпуск биноклей до 15 000 штук в месяц. Большую изобретательность проявляли начальники цехов, например, В.А. Шестаков, организовавший бесперебойное снабжение производства инструментом. Трудовой энтузиазм приборостроителей стал одним из главных стимулов ускоренного роста производительности труда и увеличения количества новых более совершенных приборов.

В военное время не только шла разработка и становление на производство новых изделий, но и выявлялись, изучались и устранялись недостатки оптических приборов, применяемых на фронтах Великой Отечественной войны.

Технические средства для надлежащих испытаний оптических приборов иногда на заводах отсутствовали, приходилось прибегать к изобретательности. Так, установка дальномеров ДМ-1,5 в жестких подцапфенниках на катерах-охотниках приводила к выходу их из строя при близких разрывах глубинных бомб (при сохранении боеспособности корабля). В условиях завода провели необходимые испытания следующим образом - построили жесткий железнодорожный тупик, спроектировали и изготовили специальные приборы для измерения ускорений, оборудовали платформу, на которую установили дальномер в подцапфенниках. В качестве "энергетического агрегата" бригада конструкторов разогнала платформу и получила при ударе требуемую перегрузку. В результате обнаружили дефекты в конструкции подцапфенников, которые были устранены и с тех пор дальномеры стали прекрасно работать в военных условиях.

Рост производительности труда и систематическое увеличение выпуска для фронта оптических приборов происходило не только благодаря широкому использованию технических достижений и смелых технических решений, но и главным образом за счет исключительного патриотизма и энтузиазма тружеников, широко развернутого социалистического соревнования на предприятиях оптико-механической промышленности.

В весьма сжатые сроки происходило освоение новых изделий и технологических приемов изготовления деталей и сборки приборов на подмосковном заводе. Работами руководили А.Н. Ширяев, С.Ф. Каспиев, П.В. Шевалдин, М.И. Андреев и др.

На одном из заводов конструкторами в течение трех дней были выпущены чертежи модернизированных минометных прицелов, причем была обеспечена взаимозаменяемость со старыми приборами по посадочным местам и основным параметрам. Через месяц начался их серийный выпуск. Прицелы оказались настолько удачными, что они с успехом применялись до конца войны. В освоении этих приборов большую роль сыграли конструкторы П.С. Конев, В.Д. Исаев, Э.Ю. Копян, Б.Е. Баранов, Н.Н. Мусолин.

Патриотизм и энтузиазм позволили коллективу завода, где директором был А.Ф. Соловьев, в 1943 году ознаменовать успехи на фронте выпуском сверх плана оптических приборов для 8 артиллерийских, 10 минометных, 14 авиационных полков и 16 военных кораблей. Широкое развитие получила на заводе бригадная форма организации труда. Комсомольско-молодежные фронтовые бригады завода стали одной из наиболее популярных форм организации труда, о чем говорят следующие данные: если в 1943 году из 60 бригад было 42 фронтовые, то в 1944 из 98 стало 72.

Лучших результатов в соревновании фронтовых бригад добилась бригада сборщиков-механиков под руководством Е.А. Кузьминой. По предложению бригадира бригада перешла на полупоточный метод работы, высвободив двух рабочих-механиков.

Наступление на фронте наших войск в июле 1942 года воодушевило тружеников тыла на новые достижения. На заводе (директор В.О. Сафронов) июль был объявлен фронтовым месяцем. 16 июля был проведен слет фронтовых бригад завода по обмену опытом. Был проведен месячник по сбору рацпредложений. В БРИЗ завода поступили сотни предложений. Так, слесарь-механик Балакин перевел сложную по конфигурации деталь с фрезерной обработки на штамповку и выполнил за 1410 мин 53 дневные нормы.

 

 

Во время Великой Отечественной войны большинство взрослых ушло на фронт. На заводы пришло молодое поколение - подростки, которых необходимо было обучить различным специальностям. Помимо специальных школ ФЗУ это обучение проводили кадровые рабочие. Обучение проводилось в короткие сроки, что позволило быстро создать молодежные бригады, которые трудились самоотверженно и производительно.

Одним из лучших представителей передовых рабочих-изобретателей на одном из заводов был токарь механического цеха А.А. Сироткин. Его работа отличалась высокой производительностью. Он создавал и применял многоэлементные оправки и более совершенный инструмент, внедрял совмещение операций. Экономил во всем и берег свой станок, который работал безотказно несколько лет. Он охотно передавал свой опыт и знания молодым рабочим.

Развитие стахановского движения, создание передовых фронтовых и комсомольско-молодежных бригад сыграли огромную роль в ускорении разработки новых оптических приборов, их производстве и поднятии производительности труда на всех предприятиях отрасли.

Особо выдающуюся роль на предприятиях отрасли во время Великой Отечественной войны сыграли парторги ЦК ВКП(б) П.Т. Максимовский, С.А. Сеничкин, Я.С. Гицель, К.Б. Арутюнов, И.И. Васильев, И.П. Калашников, комсорги ЦК ВЛКСМ Н.Л. Лебединский, А.В. Захарова и др.

Партийные, комсомольские и профсоюзные руководители своим умением подойти к людям, тактом, добротой, требовательностью сумели в годы войны поднимать и мобили-зовывать коллективы заводов на свершение небывалых трудовых подвигов. Всемерное содействие секретарей местных партийных организаций - райкомов, горкомов и обкомов ВКП(б) , их понимание трудностей работы предприятий, правдивая оценка и справедливая критика обеспечили производственные успехи оптико-механической промышленности. Кроме выпуска основной плановой продукции заводы отрасли по просьбам командования Красной Армии в кратчайшие сроки выполняли отдельные заказы. Так, завод, директором которого был В.О. Сафронов, изготовлял минные взрыватели МУВ, узел затвора к реактивным установкам, пулеметный приемник к пулемету. Московский завод выпустил большое количество взрывателей для гранат и мин.

Все предприятия оптико-механической промышленности имели самую тесную связь с воинскими частями Красной Армии - помогали чем могли. За это трудящиеся завода многократно получали благодарности, поздравительные телеграммы и письма от Верховного Главнокомандующего.

Огромная заслуга в создании и освоении в производстве новых видов оптического вооружения принадлежит инженерно-техническим работникам: Д.Ф. Скаржинскому, А.А. Менцу, А.П. Андрееву, И.А. Турыгину, М.А. Минкову, М.А. Архипову, Н.Н. Беляеву, В.А. Бешенову, М.А. Ардашникову, И.Ф. Иванову, В.И. Мордасову и многим другим.

Самоотверженный труд тружеников оптического приборостроения был высоко оценен: отличившиеся рабочие, инженерно-технические работники и служащие отрасли неоднократно награждались орденами и медалями. Многие заводы награждены орденом Ленина, а переходящее Красное Знамя ЦК ВКП (б) и Государственного Комитета Обороны на многих предприятиях осталось на вечное хранение.

 * * *

Работа предприятий оптико-механической промышленности в военное время не могла бы иметь столь больших успехов в деле бесперебойного снабжения оптическими приборами всех родов войск Красной Армии, если бы специализированные заводы оптического стекловарения не обеспечивали своевременно все предприятия отрасли основным материалом - оптическим стеклом.

Первые месяцы войны оптико-механические предприятия имели достаточные запасы заготовок оптического стекла, но к началу 1942 года запасы постепенно начинали исчезать и заводам грозила серьезная опасность - прекращение поставок оптических приборов фронту.

Организация производства оптического стекла после эвакуации заводов в 1941 году начиналась с капитальной реконструкции выделенных помещений, основного оборудования - стекловаренных печей и печей обжига.

Специфическими трудностями производства было решение топливной проблемы, а также резкий недостаток производственных и бытовых помещений. Первый и основной вопрос, который надлежало решить, - это создание стекловаренных печей и печей обжига керамических сосудов (горшков) вместимостью 425 и 500 л на древесном газе с калорийностью в 5 раз меньшей, чем у топлива, обычно использовавшегося для печей на заводах оптического стекла. Эту работу начал Д.Е. Вильнер в июле 1941 года сразу после приезда на завод. По прибытии первого эшелона из Ленинграда в работу включился крупнейший теплотехник отрасли В.Н. Зимин. Проектирование и сооружение велись ударными темпами и в октябре 1941 года уже работали несколько стекловаренных печей. Это была большая победа коллектива ЛенЗОСа на новом месте. При решении этого и других, также сложных вопросов реконструкции инженерно-технические работники и рабочие проявили инициативу в использовании внутренних ресурсов.

Цель работы была ясна - начинать выпуск продукции как можно быстрее, обеспечить необходимый объем и номенклатуру выпуска оптического стекла при недостатке кадров и производственных площадей. Рассмотрены были все основные операции технологического процесса варки и выработки стекла. Комиссия из сотрудников оптико-механических заводов, ГОИ, представителя заказчика под руководством профессора Е.Н. Царевского рассмотрела требования к оптическому стеклу военных приборов, при этом учитывали экстремальные условия их эксплуатации. Затем были унифицированы стекла, выбраны составы, обеспечивающие стабильность оптических постоянных при плавке. Большие затруднения вызвал выбор режима перемешивания стекломассы при варке. Чтобы унифицировать технологию, пришлось на период военного времени принять единый принцип размешивания стекломассы для всех заводов. На этом принципе были разработаны режимы варки стекла всех марок.

Следующим вопросом, решение которого потребовало проведения опытов, была выработка заготовок. При обычной технологии варки стекла поверхностный слой стекломассы неоднороден и поэтому непригоден для изготовления оптических деталей. Однако ликвидировать трудоемкие операции этой технологии можно было только путем набора стекломассы из поверхностного слоя с последующим прессованием, как это делается при изготовлении посуды и художественных изделий. Неоднократные попытки получить однородное стекло по классической технологии кончались неудачей.

В 1942 годы был разработан процесс, позволяющий получать из поверхностного слоя порции однородной стекломассы, пригодные для прессования заготовок оптических деталей из стекла разных марок, удовлетворяющих требованиям военного времени. Внедрение этого процесса в производство потребовало изготовления специальной оснастки, в том числе сложных пресс-форм, обучения рабочих и инженерно-технических работников тонкостям новой технологии.

Работа проводилась одновременно с организацией серийного производства и промышленного выпуска готовой продукции. Для ускорения этих работ главный технолог И.М. Бужинский по совместительству был назначен начальником стекловаренного цеха, а мастерами и технологами цеха - ведущие работники С.А. Турьянский, В.Г. Мирошниченко, Н.Я. Сулима и др. В феврале 1942 года по новой технологии удалось выпустить 8 т заготовок из оптического стекла для биноклей, панорам, стереотруб, прицелов танка, пулемета, снайперских винтовок и различных пушек. В марте 1942 года цех вышел на требуемую мощность.

В апреле 1942 года была успешно выполнена работа по прессованию заготовок танковых призм. За 20 суток их было изготовлено 17000 штук, каждая массой 1600 г. Такой темп выпуска заготовок танковых призм поддерживался на протяжении всей войны.

Наболевшим вопросом было изготовление стекловаренных горшков. По разработанной технологии варка оптического стекла должна была проводиться в керамических горшках вместимостью 425-500 л, изготовленных из пластичной массы. Такая масса содержит 20 % воды и для ее удаления (при сушке горшка) требуется 2-4,5 месяца и большие площади, которых не было на заводе даже после перестройки. Руководство завода приняло смелое решение - внедрить в производство новый технологический процесс пневматического трамбования горшков из полусухих масс, который перед самой войной был разработан под руководством В.Ф. Синякова. Длительность цикла составляла 15 сут. и площади требовалось в 7-10 раз меньше.

Процесс трамбования горшков был опробован на часовъярской глине, а предстояло работать на бускульской, другого химического состава и обладающей другими физико-химическими и механическими свойствами. Это требовало заново разрабатывать процесс трамбования при одновременном обеспечении производства стекловаренными горшками и другими огнеупорными материалами. Работа была поручена В.Ф. Синякову.

Первый горшок был изготовлен в дни Великого Октября; трамбовал его приехавший из Изюма коммунист А.Н. Соколов. Он инструктировал скомплектованную бригаду трамбовщиков в составе П.А. Александрова (с ЛенЗОСа), Н.С. Суслова и др. Обслуживание компрессорной установки, пневматического и другого оборудования обеспечивала бригада слесарей под руководством механика цеха А.Н. Шамрая. Изготовление горшков было доведено до 4-5, а иногда и 6 штук в сутки.

В течении 1942-1943 годов были изучены термофизические свойства бускульских глин, отработан состав полусухих масс, внесены уточнения в режимы эксплуатации горшков, что уменьшило их деформацию под нагрузкой в процессе варки стекла; изменились к лучшему температурные условия в помещениях, рабочие приобрели опыт трамбования. Все это улучшило показатели работы горшков в производстве. Для повышения устойчивости горшков к разъедающему действию расплава Л.Т. Кошур и Л.В. Сысоева предложили способ нанесения защитных покрытий на трамбованные горшки.

Новые технологические процессы выработки заготовок непосредственно из стекломассы и изготовление горшков методом пневматического трамбования обеспечили ускоренный выпуск продукции для фронта.

Одновременно с серийным производством инженерно-технический персонал много времени уделял усовершенствованию отдельных стадий техпроцесса с учетом местных условий производства. Была построена стекловаренная печь новой конструкции для выработки заготовок танковых призм. Из керамического бруса была выложена овальная емкость, по объему равная двум стекловаренным горшкам; печь обдувалась естественным потоком воздуха, раз-мешивание стекломассы проводилось двумя пропеллерными мешалками. Печь проработала около полугода, заменив десятки горшков.

Успешная работа заводов оптического стекловарения обеспечивалась энтузиазмом, самоотверженным трудом, глубоко развитым чувством патриотизма трудящихся, широко развернутым социалистическим соревнованием и хорошо поставленной партийно-массовой работой. Большой вклад в работу предприятий отрасли внесли А.Н. Федотов, И.Е. Шаповал, И.И. Назаров, И.М. Бужинский, Л.С. Рыжов, И.М. Голубев, С.И. Новиков, С.И. Ефремов, А.Н. Иванов, Е.И. Галант, Г.И. Поляков, B.C. Доладугина, Л.И. Демкина, А.П. Калабухов, С.Е. Степанов, В.Д. Фомин, Ф.И. Генченко, Е.П. Подушко. Непосредственное руководство организацией производства стекла осуществляли работники Главного управления А.Е. Добровольский и М.И. Хозяинов. Большое внимание работе заводов оптического стекла уделял Нарком вооружения Д.Ф. Устинов.

 * * *

Оставшиеся в блокадном Ленинграде части эвакуированных предприятий - Государственного оптико-механического завода (ГОМЗ), Ленинградского завода оптического стекла (ЛенЗОС) и ГОИ, в течение всей войны не прекращали, за исключением ЛенЗОСа, своей производственной деятельности несмотря на труднейшие условия, в которых они оказались. ГОМЗ и филиал ГОИ перестроили свою работу в направлении активной помощи фронту и решения тех задач, которые ставило перед ними командование Ленинградским фронтом: изготовляли из деталей незавершенного производства перископы и другие оптические приборы, ремонтировали поступающие с фронта приборы, производили оружие (штыки, гранаты и др.) , проводили исследования и выполняли работы по маскировке объектов города и кораблей Военно-Морского Флота.

О высоком патриотизме, стойкости духа и героической работе ленинградцев в эти труднейшие дни сохранились воспоминания руководителя филиала ГОИ А.Н. Бужинского и директора оставшейся части ГОМЗа В.Н. Семенова. В них рассказывается о деятельности трех, специально оставленных групп специалистов. Первая группа занималась модернизацией зенитных дальномеров и стереоскопических высотомеров.

Вторая группа была оставлена для квалифицированного решения задач маскировки городских объектов, третья - для участия в работах по маскировке и камуфляжу кораблей Балтийского флота и создания аварийного освещения объектов при светомаскировке.

В процессе работ значительно расширились рамки поставленной перед первой группой задачи. Она выполняла разнообразные работы по ремонту и восстановлению не только дальномеров, этих сложных оптических агрегатов, но и различных военных приборов, состоявших на вооружении армии и флота. Специалисты выезжали на батареи, корабли, базы и огневые точки для исправления повреждений на месте, для проверки состояния приборов, для инструктажа расчетов, обслуживающих эти приборы, в целях повышения квалификации командного состава читали лекции по дальномерам.

Филиал ГОИ обеспечивал необходимыми приборами зенитные части армии ПВО Ленинградского фронта. Была проделана большая работа по инструктажу личного состава батарей и проверке состояния оптических зенитных дальномеров и стереовысотомеров, находившихся непосредственно на огневых позициях.

Непрерывные артиллерийские обстрелы, бомбежки с воздуха вскоре стали для филиальцев привычным явлением, на которое можно было и не обращать особого внимания, но более опасным стал другой союзник врага - голод и сопутствующие ему болезни: дистрофия, цинга. Во второй половине декабря филиал начал терять своих людей.

При поддержке горкома в самый тяжелый период блокады сотрудники филиала получили небольшую, но существенную помощь в виде льготного питания. Артиллерийское управление Ленинградского фронта помогло людьми, оно прикомандировало к филиалу семь военнослужащих, младших командиров, имевших гражданскую специальность слесаря или механика, во главе с воентехником, в прошлом механиком-сборщиком Н.А. Родионовым, до войны собиравшим дальномеры.

Командование флотом часть сотрудников филиала зачислило в ряды флота с отбыванием службы в маскировочной лаборатории, расположенной на территории филиала. Таким образом, удалось сохранить основной состав филиала.

В 1942 году основная деятельность по ремонту дальномеров возобновилась. За девять месяцев 1942 года было отремонтировано 192 дальномера. Было изготовлено 10 сеток для корректировки артиллерийского огня. Это результат воплощения изобретения офицера воздухоплавательного дивизиона А.А. Андронова, которое было реализовано в филиале по заданию командующего артиллерией Ленинградского фронта генерал-лейтенанта Г.Ф. Одинцова.

Вторая группа - группа контроля оптического качества маскировочных покрытий под руководстйом Е. К. Пуцейко в первые же месяцы войны проделала огромную по объему и очень нужную для обороны города работу. Она занималась контролем оптического качества маскировочных материалов и покрытий особо важных объектов города.

Качество маскировочных покрытий при этом определялось сравнением спектральных коэффициентов отражения различных материалов и фона, на котором объект должен быть замаскирован; при этом коэффициенты отражения измеряли по спектру не только в видимой, но и в ультрафиолетовой и инфракрасной областях. В результате исследований выяснилось, что первые образцы маскировочных материалов под естественную зелень оказались непригодными, лишь после упорных поисковых работ удалось получить такие красители, которые не дешифрировались ни путем фотографирования, ни путем визуального наблюдения даже при просматривании через специальные контрольные очки.

После этого работа была продолжена: исследовалась окраска листьев деревьев, кустарников и трав осенней поры, когда листья имеют огромное многообразие цветных оттенков: от зеленого, желтого, желто-зеленого, оранжевого до красного и бурого цветов. В результате совместного труда группы с предприятиями были подобраны соответствующие покрытия с различными оттенками для осенних листьев, которые тоже показали вполне удовлетворительные результаты.

Подобная же работа по подбору белых маскировочных материалов под снежный фон была проведена до зимнего периода; она, кстати сказать, оказалась не такой уж простой.

Работа группы показала, что оптический контроль любых видов маскировочных материалов и покрытий является совершенно необходимым делом для исключения грубых ошибок при маскировке.

Эта работа получила очень высокую оценку инженерного управления Ленинградского фронта. Руководитель Е.К. Пуцейко выезжала в маскировочные роты для проведения специальных занятий с командирами и бойцами по вопросам войсковой маскировки. В дальнейшем на протяжении всего времени блокады города группа продолжала свою деятельность в области маскировки. Результаты работы оформлены в виде специального альбома средств маскировки, представляющего большую научную и практическую ценность.

Третья группа - группа маскировки и камуфляжа кораблей, под руководством Н.Г. Болдырева провела в очень короткие сроки важную исследовательскую работу. На основе ее результатов была составлена исчерпывающая инструкция по искажающему окрашиванию и маскировке кораблей в осенних условиях в дельте Невы. Особая важность подобной работы совершенно очевидна, если учесть, что уже в октябре 1941 года часть Балтийского флота была вынуждена находиться практически в черте города. Необходимо было укрыть от авиации противника такие боевые объекты, как крейсер "Киров", линкоры "Октябрьская революция", "Марат" и др. Подробно составленная и научно обоснованная инструкция была одобрена и утверждена командованием флота. Затем в короткие сроки силами группы были замаскированы и закамуфлированы три корабля, которые находились в различных местах в черте города.

В начале 1942 года Н.Г. Болдырев прочитал цикл лекций, семинаров и практических занятий для командного состава флота на тему: "Теория искажающего окрашивания и методы маскировки кораблей".

Большая работа проводилась под руководством Д.Н. Лазарева. Она состояла в оборудовании боевого и аварийного освещения на военных кораблях, а также устройстве маскировочного освещения на особо важных городских объектах с помощью светящихся составов.

Для решения этой задачи применяли различные светосоставы - длительного или кратковременного послесвечения. Под руководством группы и при ее непосредственном участии в Ленинграде были светомаскированы подъезд Смольного, Витебский вокзал, подъезд гостиницы "Астория" и многие другие объекты.

Применение светящихся красок на кораблях явилось одним из средств повышения их боеспособности в ночных условиях и в аварийной обстановке. На одном из крупных военных кораблей Балтийского флота был произведен опыт освечивания светящимися красками пути передвижения краснофлотцев по боевой тревоге от выходов на верхнюю палубу до боевых постов на мостиках. Освещались лежащие на пути следования трапы, люки, двери, пороги и др.

Светящиеся стрелки указывали нужные направления, отмечали повороты, контуры узких проходов, стоящие на пути препятствия и предметы. Опыт дал положительные результаты. Повысились быстрота выполнения команд, уверенность, а в некоторых случаях просто появилась возможность работы там, где она ранее была невозможна.

Особенно полезным оказалось подобное "освечивание" внутри подводных лодок. Позднее стали освещать шкалы и стрелки приборов управления кораблем и его вооружением.

В течение 1942 года под руководством группы прошли операцию освечивания все основные надводные и подводные корабли Краснознаменного Балтийского флота. А уже в начале 1943 года этот опыт был перенесен за пределы Ленинграда. Работа по обеспечению сохранности и боеспособности кораблей была высоко оценена командованием флота. Руководитель группы Н.Г. Болдырев был зачислен консультантом при штабе Краснознаменного Балтийского флота и награжден орденом Красной Звезды.

Специальная группа (руководители А.К. Клипин и В.А. Осипов) занималась разработкой и выпуском полетных очков. В задачу группы входило окончание начатой до войны разработки конструкции усовершенствованных полетных очков и выпуск опытной партии. Затем на основании результатов испытаний этой партии предполагалось приступить к выпуску крупной серии очков.

В результате настойчивой и упорной работы группы уже в октябре 1941 года опытная партия очков конструкции ГОИ была изготовлена. Результаты испытаний опытной партии в летных частях показали, что полетные очки конструкции ГОИ были лучше, чем, имевшиеся в то время на вооружении Военно-Воздушных Сил типы очков. Вскоре была изготовлена первая партия очков в количестве 500 штук.

Кроме работ по производству очков группа под руководством А.К. Клипина изготовила опытный образец и выпустила рабочие чертежи и комплект инструмента для серийного изготовления на одном из заводов в Ленинграде зеркальных перископов для винтовок типа СВ. Группа систематически занималась ремонтом фотоаппаратуры для подводников. Дело в том, что командование Краснознаменного Балтийского флота требовало от командиров подводных лодок

в своих отчетах о выполнении боевых заданий в качестве документа, подтверждающего торпедирование или потопление кораблей противника, специальных фотографий. Группа разработала и изготовила образец портативной фотокамеры для съемок через перископ подводной лодки. Такой аппарат позволял фотографировать результаты боевых действий лодки с выдержкой 1/100 с.

В феврале 1943 года из ГОИ был получен образец разведывательного панорамного дальнего действия фотоаппарата ПДФ. Работа с ним была поручена сотруднику филиала А.К. Войчунасу, который быстро освоил его и уже в апреле-мае стал выполнять боевые задания командующего фронтом по фотографированию переднего края противника.

Ленинградский филиал ГОИ поддерживал регулярную связь с сотрудниками ГОИ, эвакуированного в глубь страны. В конце февраля 1942 года в Ленинград были доставлены новые образцы оптического вооружения для артиллерийского управления Ленинградского фронта. Кроме того, по поручению общественности эвакуированного ГОИ попутно для сотрудников филиала было доставлено небольшое количество продовольствия в виде животных жиров и сушеных овощей (лук, капуста, морковь). Доставка этих продуктов совпала с очень тяжелым периодом блокады Ленинграда. Можно представить себе, насколько эта помощь оказалась своевременной: многим сотрудникам филиала  она спасла жизнь.

Деятельность коллектива филиала не ограничивалась только работой по прямой своей оптической специальности. Сотрудники филиала, как и все ленинградцы в блокаду, сами заготовляли для нужд института топливо, расчищали развалины разрушенных зданий, работали на оборонных объектах. В результате сотрудники Филиала сумели сохранить все помещения института в хорошем состоянии и завоевали право на досрочную и почетную реэвакуацию в Ленинград основного состава своего института после Победы.

 * * *

Большой вклад в Победу внес коллектив завода ГОМЗ *. Уже в первые недели войны, когда большая часть оборудования и квалифицированных рабочих была эвакуирована, начали работать исключительно на нужды Ленинградского фронта, пришлось делать то, что позволяло оставшееся оборудование, а его было немного. На протяжении всей блокады ремонтировали винтовки и пулеметы, перископы для подводных лодок, производили оптические приборы.

* Здесь наш дом: История Ленинградского оптико-механического объединения имени В.И. Ленина. Л.: Лениздат, 1982. 205 с.

Директор завода В.Н. Семенов вспоминает о жизни на заводе в блокадное время.

"К началу блокады половина людей была эвакуирована или ушла в армию, так что осталось у нас лишь около 5 тыс. человек. Когда в октябре 1941 года начались массированные бомбежки города, рабочие отстаивали завод так, как не отстаивали собственных домов. В одну из ночей только на территорию завода было сброшено около 300 зажигательных бомб. Наши люди поняли тогда, что находятся на передовой, и этого было достаточно. В убежища отводили малых детей да старушек. Люди работали в адских условиях: многие едва держались на ногах от голода и холода, проявляя при этом силу воли и твердость духа".

Завод с честью выполнил свой долг не только созданием для фронта необходимых деталей и изделий боевой техники - взрывателей, гранат, деталей для 76-мм пушки, но и проведением огромной работы по техническому обслуживанию оптико-механических приборов, находящихся на кораблях Балтийского флота. Ремонт и восстановление поврежденной в боях оптики корабельных приборов продолжались и после полного прекращения подачи электроэнергии. Необходимые для ремонта механические и оптические детали изготовляли на станках с ножным приводом. Ремонт большинства приборов производили прямо на объектах, во время бомбежки и обстрела. Директор ГОМЗ В.Н. Семенов, главный конструктор И.А. Шошин, главный технолог М.П. Панфилов, секретарь партийной организации П.Т. Максимовский в это время мобилизовали коллектив на выполнение фронтовых заказов. Одновременно готовились дать отпор врагу, если это потребуется, учились военному делу. Для этого был создан рабочий батальон, командиром которого стал В.В. Гаврилов, а комиссаром П.Т. Максимовский. Гитлеровцы начали массовые варварские бомбежки и артиллерийские обстрелы. Бомбы и снаряды падали на территорию. Но завод жил, люди работали. Они выдержали и испытание голодом. Коллектив выстоял, потому что он оставался коллективом, где постоянно чувствовалась забота и внимание друг к другу.

Как признание подвига защитников Ленинграда стало учреждение медали "За оборону Ленинграда". 3 июля 1943 года первые ленинградцы получили эту медаль. Вручал ее секретарь горкома партии А.А. Кузнецов. Среди награжденных было 12 человек с ГОМЗа, в их числе П.Т. Максимовский и главный инженер С.П. Нилушков. Эту медаль заслужил и тринадцатилетний Володя Смирнов, который впоследствии стал одним из ведущих инженеров ЛОМО.

После прорыва блокады жить и работать стало легче. Но это не давало права расслабляться. Завод продолжал успешно выполнять все задания, завоевал первое место и переходящее Красное знамя обкома профсоюза. Летом 1943 года еще одно знамя было вручено коллективу - знамя 189-й стрелковой дивизии, защищавшей Ленинград. Знамя было учреждено как  переходящее, но оптики никому его больше не уступили. Позднее оно было передано в Музей истории города.

В августе 1943 года все цехи перевыполнили задание. Начался выпуск и мирной продукции, восстанавливалось производство киноаппаратуры, необходимой и армии, и освобожденным от врагов городам и селам. И все это несмотря на то, что за годы войны коллектив предприятия очень изменился. К концу 1942 года 85% всех работавших на ГОМЗе были новички, в основном женщины и подростки.

Заботу о себе, о городе каждый ленинградец чувствовал с первых дней войны. Центральный Комитет партии, Советское правительство, Государственный Комитет Обороны ежедневно оказывали помощь ленинградцам, помогали им жить, работать, воевать. И думали о будущем города. Уже в начале 1943 года было принято решение о частичном восстановлении крупных предприятий Ленинграда. На ГОМЗе стали создаваться новые участки, увеличился приток новых рабочих.

Тяжелые раны были нанесены ГОМЗу, 1915 зажигательных и фугасных бомб было сброшено на территорию завода. Повреждены цехи, мастерские, культкомбинат. Материальный ущерб исчислялся в 18 миллионов рублей.

Коллектив решил своими силами восстановить завод. Уже в 1944 году в строй вступил ряд цехов и корпусов, были отремонтированы сотни станков. И все же в 1944 году выпуск продукции составил всего 12% довоенного уровня. Война еще продолжалась. Основные восстановительные работы были еще впереди.

 * * *

Ленинградский завод оптического стекла после эвакуации части оборудования и людей в июле-августе 1941 года оказался в очень тяжелом положении. Выполнение обязанностей директора было возложено на Г.И. Полякова, главного инженера - на В.В. Гаврилова, секретарем парторганизации вместо ушедшего на фронт А.Г. Воронина стал старый рабочий завода В.С. Кожевников, который в январе 1942 года умер от голода в стенах завода. Наряду с выполнением производственной программы по выпуску оптического стекла путем использования оставшегося запаса сырья и топлива коллектив завода деятельно готовился к обороне. Началась тяжелая работа в блокадном городе. Ослабевшие от голода рабочие, особенно далеко живущие, переселялись на завод, где было организовано общежитие. Так продолжалось до 1942 года. В феврале 1942 г. из-за отсутствия электроэнергии завод остановился.

Период бездействия завода продолжался до марта 1943 года, когда было получено задание обеспечить оптическим стеклом оптико-механические предприятия. Несмотря на громадные трудности, небольшой коллектив ЛенЗОСа в течение второй половины 1944 года восстановил и подготовил к эксплуатации 75% производственных мощностей довоенного времени. Собственными силами он заготовил на Карельском перешейке 700 куб. м дров и пустил стекловаренные печи.

 * * *

Труженики оптико-механической промышленности внесли достойный вклад в общее дело разгрома врага. В тяжелых условиях военного времени на новых местах отрасль сумела обеспечить армию и флот оптическими приборами в необходимой номенклатуре.

В 1942 году заводы снабдили оптическими приборами 25 436 самолетов, 24668 танков, 29561 артиллерийских орудий и реактивных минометных установок и т.д. Всего за годы войны были поставлены оптические приборы для 489 900 орудий, 136844 самолетов, около 100 000 танков и самоходных орудий, сотен тысяч минометов, громадное количество биноклей, прицелов, для снайперских винтовок *. Военно-морскому Флоту были поставлены оптические приборы для оборудования вновь построенных кораблей. Кроме этого удовлетворялись запросы армии и флота в оптических приборах для различных вспомогательных целей.

* Великая Отечественная война Советского Союза. М.: Воениздат. 1965. 643 с.

Нарком вооружения Д.Ф. Устинов в одном из своих выступлений отметил: "Оптико-механические заводы Наркомата вооружения бесперебойно обеспечивали нужды фронта военными приборами и, откликаясь на все запросы Красной Армии, наряду с модернизацией существующих образцов успешно разрабатывают новые типы и конструкции. За время войны разработано и поставлено на серийное производство 85 новых и модернизированных оптических приборов" *.

* Устинов Д.Ф. Избранные речи и статьи. М.: Политиздат, 1979. 519 с.

Оптико-механическая промышленность достойно справилась с возложенной на нее задачей, оснастив армию совершенными оптическими приборами. За годы войны были значительно модернизированы или разработаны новые приборы: зенитная командирская труба, перископическая артиллерийская буссоль, танковая панорама, перископ-разведчик, танковые телескопические приборы, прицелы для зенитных пушек, минометные прицелы, ряд морских и авиационных прицелов, фотоаппаратура для воздушной детальной и ночной разведки.

Кроме того, оптико-механическая промышленность справилась и со специфическими задачами, выдвинутыми в ходе войны. Успешно были решены вопросы маскировки и камуфляжа наземных, подводных и надводных объектов в условиях широкого развития средств воздушной и наземной разведки, развиты методы обнаружения замаскированных объектов противника, предложены и осуществлены методы аварийного и маскировочного освещения наиболее важных объектов при помощи светящихся составов. Выпущены приборы ночного видения нового типа. Достижения оптико-механической промышленности, как и всей военной промышленности, являлись плодом творческой мысли советских ученых, напряженного труда рабочих, техников и инженеров. Творческий деловой контакт ученых ГОИ, директоров, главных инженеров и главных конструкторов приборов, характерный для оптико-механической промышленности предвоенных лет, не был нарушен тяготами войны и послужил залогом успешного решения возложенных на отрасль задач.

Честь и слава работникам оптико-механической промышленности, внесшим свой вклад в великое дело Победы!
 

Ещё статьи:
Юридические науки. Сборник статей, опубликованных на сайте Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. 1. Ю.В. Голик. События на Украине и уголовная юстиция. 2. Беседа на тему «События 2014 года на Украине в свете преступностиведческой теории революций». 2.1. Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия) К преступностиведческому учению об управляемых со стороны глобальной олигархической власти и очищающих от нее революциях. 2.2. П.А. Истомин (Ставрополь, Россия). Ложь во спасение? 2.3. А.Г. Волеводз (Москва, Россия). Уголовное дело о военных преступлениях в Украине: на каком основании оно возбуждено в России? 2.4. C.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия). Крым - троянский конь? 2.5. Л.Б. Смирнов (Санкт-Петербург, Россия). Украинский фактор в политико-правовом механизме обеспечения государственного суверенитета России. 2.6. В.С. Джатиев (Москва, Россия). Украинские уроки! 2.7. В.А. Номоконов (Владивосток, Россия). Наша преступная планета.
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2012
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна